Н.А.Заболоцкий. Стихотворения (1932 — 1958 гг)

imagesstihi-nikolaja-zabolotskogo-thumb.jpg

Николай Заболоцкий НЕ ПОЗВОЛЯЙ ДУШЕ ЛЕНИТЬСЯ Не позволяй душе лениться! И вся природа начинает леденеть. Подумай: ни Гете, ни Дант Не знали любви столь смиренной, Столь трепетной веры в талант. Осенних листьев ссохлось вещество И землю всю устлало. Войди в него и будь душой спокоен, Как этот клен. И если пыль на миг тебя покроет, Не помертвей. Еще в душе холодной Соколова Не высох след ее последних слез, — Осенний вихрь ворвался в мир былого, Разбил его, развеял и унес. Ах, Лара, Лара, глупенькая Лара, Кто мог тебе, краса моя, помочь?

3. Последние канны Все то, что сияло и пело, В осенние скрылось леса, И медленно дышат на тело Последним теплом небеса. Из С. Галкина) Осенний мир осмысленно устроен И населен. И вся земля могучим лоном Его пила, затрепетав. Где древней музыки фигуры, Где с мертвым бой клавиатуры, Где битва нот с безмолвием пространства — Там не ищи, поэт, душе своей убранства.

Побит камнями и закидан грязью, Будь терпелив. И помни каждый миг: Коль музыки коснешься чутким ухом, Разрушится твой дом и, ревностный к наукам. В ожесточенном пении ветров Не слышит сердце правильных созвучий, Душа не чует стройных голосов. Бык скрылся за углом, И солнечная масса Туманным шаром над землей висит, И край земли, мерцая, кровенит.

Вы — печки, Распространяющие дивное тепло. Отныне все прозрачно и кругло В моих глазах. Он был Адам и первый садовод, Природы друг и мудрости оплот, И прах его, разрушенный годами, Теперь лежит, увенчанный плодами. И мы стояли тоже у окна. Была жена в своем весеннем платье. И понял я в то золотое утро, Что счастье человечества — бессмертно.

И любой сосуд Светился жилками и плотью. А третьи, как в постель, Ложились на соседа и тянули Его назад, чтоб выбился из сил. И в этот миг жук в дудку задудил. Цветы его касались сапогов И наклонялись. И только выпь кричала за рекою Вплоть до зари и плакала навзрыд. Из глубины безмолвного вагона, Весь сгорбившись, как немощный старик В последний раз печально и влюбленно Лодейников взглянул на милый лик. И поезд тронулся.

Н.А.Заболоцкий. Стихотворения (1932 — 1958 гг)

И если знаешь ты, Как смотрят люди в день своей кончины, Ты взгляд реки поймешь. И целый мир остался за спиною! Где обрывается последней жизни нить! И сердца стон и жизни миг последний — Все, все отдать, но полюс победить! О край земли, угрюмый и печальный! Теперь, когда над нашей головой Стальные вихри воздух рассекают И пропадают в дымке голубой, Когда, достигнув снежного зенита, Наш флаг над полюсом колеблется, крылат.

И толпы животных и диких зверей, Просунув сквозь елки рогатые лица, К источнику правды, к купели своей Склонились воды животворной напиться. При первом наступлении зимы, Блуждая над просторною Невою, Сиянье лета сравниваем мы С разбросанной по берегу листвою. Славно ласточка щебечет, Ловко крыльями стрижет, Всем ветрам она перечит, Но и силы бережет.

4. Последняя любовь

Я шел сквозь рощу. Ночь легла Вдоль по траве, как мел бела. Торчком кусты над нею встали В ножнах из разноцветной стали, И тосковали соловьи Верхом на веточке. К нему навстречу, рожи скорчив, Несутся лодки тут и там. Он их толкнет — они бежать.

Он им кричит: «Я искалечу!» Они уверены, что нет… И всюду сумасшедший бред. Листами сонными колышим, Он льется в окна, липнет к крышам, Вздымает дыбом волоса… И ночь, подобно самозванке, Открыв молочные глаза, Качается в спиртовой банке И просится на небеса. За ним бежали двое. Один, сжимая скрипки тень, Горбун и шаромыжка, Скрипел и плакал целый день, Как потная подмышка. Другой, искусник и борец, И чемпион гитары, Огромный нес в руках крестец С роскошной песнею Тамары.

5. Голос в телефоне

И вдруг в колодце между окон Возник трубы волшебный локон, Он прянул вверх тупым жерлом И заревел. И каждый слушатель украдкой Слезою чистой вымылся, Когда на подоконниках Средь музыки и грохота Легла толпа поклонников В подштанниках и кофтах. Но богослов житейской страсти И чемпион гитары Подъял крестец, поправил части И с песней нежною Тамары Уста отважно растворил. Надвое громами расщеплен, Он стоит, и мертвая корона Подпирает темный небосклон.

Она горит в полуночной звезде — Звезда, как полымя, бушует перед нами. Тревожный сон коров и беглый разум птиц Пусть смотрят из твоих диковинных страниц. Деревья пусть поют и страшным разговором Пугает бык людей, тот самый бык, в котором Заключено безмолвие миров, Соединенных с нами крепкой связью. Кусочки солнц, включенные в законы Людских судеб, мы породили вас Для новой жизни и для высших правил. Когда землей невежественно правил Животному подобный человек, Напоминали вы уродцев и калек ‘Среди природы дикой и могучей.

Во тьме веков и в сумраке преданий Встает пред нами рай, страна средь облаков, Страна, среди светил висящая, где звери С большими лицами блаженных чудаков Гуляют, учатся и молятся химере. И посреди сверкающих небес Стоит, как башня, дремлющее древо. Оно — центр сфер, и чудо из чудес, И тайна тайн. Направо и налево Огромные суки поддерживают свод Густых листов.

Лебедь в зоопарке

Квадратное окошко Над светлою землею распахнулось, И все, кто были в башенке, сошлись Взглянуть на небо, полное сиянья. И мальчик на руках ее сидел, Весь розовый и голый, и смеялся, И, полный безмятежной чистоты, Смотрел на небо, где сияло солнце. И все кругом запело так, что козлик И тот пошел скакать вокруг амбара. Внизу, постукивая тонкими звонками, Шел скот домой и тихо лопотал Невнятные свои воспоминанья. Жук летел. Лодейников открыл лицо и поглядел В траву. Трава пред ним предстала Стеной сосудов.

Трепетала Вся эта плоть и вверх росла, и гуд Шел по земле. Прищелкивая по суставам, Пришлепывая, страною шевелясь, Огромный лес травы вытягивался вправо, Туда, где солнце падало, светясь. Над селеньем Всходил туманный рог луны, И постепенно превращалось в пенье Шуршанье трав и тишины. Маленькие твари С размаху шлепались ему на грудь И, бешено подпрыгивая, падали, Но Соколов ступал по падали И равномерно продолжал свой путь. Лодейников заплакал.

Любите живопись, поэты! Лишь ей, единственной, дано Души изменчивой приметы Переносить на полотно. И все умолкло. В этом полумертвом теле Еще жила великая душа: Превозмогая боль, едва дыша, К лицу приблизив компас еле-еле, Он проверял по стрелке свой маршрут И гнал вперед свой поезд погребальный…

Читайте также:

Еще по существу:

  • Правильный баланс интимной микрофлорыПравильный баланс интимной микрофлоры Улучшение микрофлоры влагалища невозможно без правильно ухода за интимными зонами. Улучшить микрофлору влагалища поможет также правильное питание. К нарушению баланса интимной микрофлоры […]
  • Уксус в готовых блюдахУксус в готовых блюдах Красный винный уксус идеален для салатных заправок, приготовления соусов, маринадов и использования в тех блюдах, где уксус нужен по рецепту. Винный уксус очень хорош в соусах. Выбирайте […]
  • Супругам в день венчанияСупругам в день венчания Поздравляем вас с венчанием, С лучшим в жизни начинанием! Не бывает в жизни случайностей: Друг для друга создал вас Бог. Поздравляем сердечно с венчанием И желаем, чтоб ангел берег Вас от […]